Вход
Сбросить пароль
Сбросить пароль

Если вы забыли пароль, введите ваш E-Mail. Информация, необходимая для смены пароля, будет выслана вам по E-Mail.

Вход в личный кабинет
Сообщение в техническую поддержку
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
27.03.2021, 10:01

Художник-бутафор театра «Экият»: «Кукла может обидеться и напакостить во время представления»

Фото: Театр кукол «Экият»

(Город Казань KZN.RU, 27 марта, Ксения Швецова). Театр – один из самых древних и зрелищных видов искусства, покоривший сердца миллионов людей по всему миру. Он объединяет в себе красоту литературного слова, художественное мастерство и актерский талант. Не менее артистично, чем люди, в театре «выступают» куклы – на сцене они «оживают» благодаря художникам-бутафорам, которые вкладывают в них частичку своей души. Во Всемирный день театра художник-бутафор театра кукол «Экият», заслуженный работник культуры РТ Надежда Коняхина рассказала читателям портала KZN.RU о том, сколько времени нужно на изготовление кукол, как проявляется их характер на сцене и почему сложнее всего работать с марионетками.

Видов кукол очень много – петрушка-перчатка, тростевая, марионетка, планшетка, ростовая

«Рисовать я начала с 9 класса, ходила в студию ИЗО. Это у меня в папу – он хорошо рисовал, всегда мечтал поступить в художественное училище, но война изменила его планы.

В 1980 году окончила Казанское театральное училище по специальности художник-бутафор. Отделения художников-кукольников у нас не было, но девушка с нашего курса обучилась по этому направлению в московском театральном училище. После этого она вернулась в Казань и преподавала нам технологию изготовления кукол.

В театре кукол Надежда Коняхина работает более 40 лет

Сразу после окончания училища я пришла в театр кукол «Экият» и работаю здесь уже больше 40 лет. Помню свой первый спектакль – «Волшебная лампа Аладдина». Для него нужны были тростевые куклы – я тогда первый раз узнала, что это такое, научилась делать их. Вообще видов кукол очень много – петрушка-перчатка, тростевая, марионетка, планшетка, ростовая кукла.

Сложнее всего работать с марионеткой. Такие куклы у нас использовались нечасто, сейчас спектакли с марионетками пока не идут. Важно сделать для актеров максимально удобную вагу – это такое приспособление для управления куклой, чтобы она двигалась. У нас были упрощенные варианты – штыковые марионетки. В голове у такой куклы трость, а сверху – вага. Голову вращать можно было тростью, а к ваге крепились ручки и ножки. С такими куклами мы ставили спектакли «Котенок на снегу», «Волчица-учительница». Эти спектакли потом убрали из репертуара, а декорации и куклы продали. Но это нормально – обычно такая судьба ждет все спектакли. Их берут в школы, в театральные училища, институты культуры, чтобы изучать по ним виды кукол, технологию изготовления».

Иногда только одна голова для куклы лепится неделю

«В бутафорском цеху у нас трудятся четыре человека. Есть еще швейный цех для пошива костюмов, столярный цех – там делают всю механику, чтобы кукла могла двигаться. Начинается спектакль с эскиза художника, который рисует все оформление спектакля – декорации, кукол, костюмы. Он продумывает, какие виды кукол будут использоваться, что они должны делать – вращать головой, глазами, шевелить руками и так далее.

Дальнейшая работа зависит от вида куклы. Например, если это тростевая кукла, то по эскизу сначала лепится голова, потом для нее делается форма из гипса. После этого мы из папье-маше делаем саму голову, шкурим ее, обрабатываем. Внутри у тростевой куклы находится гапит, благодаря этому приспособлению ей можно управлять – кукла вращает головой, двигает глазами, наклоняется в разные стороны. Над изготовлением приспособления работают конструктор, столяр и декоратор.

После того, как вся механика готова, для куклы шьется костюм. А мы делаем волосы, грунтуем куклу, художник расписывает ее, рисует лицо. Например, для спектакля памяти Альфии Авзаловой мы для каждой куклы делали из пряжи волосы – проклеивали каждую волосинку, вырезали из дерева сапожки, обтягивали их кожей. Было много мелких деталей.

Для спектакля «Маугли» изготавливалось много кукол и масок

Времени на изготовление одной куклы уходит немало. Бывает, что только одна голова лепится неделю, потом отливка, сушка. Сейчас у нас есть сушильный шкаф, это намного ускоряет работу. Потому что если делать папье-маше по сырой гипсовой форме, то потом образуется плесень. Мы ее начинаем шкурить, вдыхать – это не очень хорошо.

Вообще, с годами появилось много новых технологий в работе. Например, было время, когда для спектакля «Муха-Цокотуха» нам нужен был блестящий самовар, так мы его обклеивали золотой парчой, потому что ни одна краска так не блестела. Сейчас, конечно, современные краски очень хорошие, яркие, каких только нет. И много современных материалов появилось – удовольствие работать».

«Настоящая радость – увидеть, как актер «оживил» твою куклу»

«Одним из самых сложных для нас был спектакль «Маленький Мук». Его ставил приглашенный режиссер. Обычно в наших спектаклях было максимум 20 кукол, а в среднем – по 7-8. Для «Маленького Мука» нужно было сделать 50 кукол! И все они были разного типа. Но сам спектакль был очень хороший, веселый.

Спектакль «Ночь перед Рождеством»


Скоро у нас будет поставлен спектакль «Маугли», для которого изготавливалось множество масок. Нужно было, чтобы актеры могли их надевать, а потом снимать и держать в руках. Конструкторы продумывали все нюансы, чтобы актерам было удобно работать. Потом мы эти конструкции обрабатывали, обклеивали мехом, расписывали. Вообще, когда в одном спектакле по 50-60 кукол, работать очень сложно, мы трудимся как на конвейере.

Характер куклы проявляется уже в процессе работы над ней. Бывает, иногда собираешь голову из папье-маше, а она все время выскакивает, падает, и я говорю: «Вот характер показывает!» Или сядешь ручку подшивать, а нитка запутывается – ну и вреднющая кукла попалась! Это все в шутку, конечно.

Вообще, считается, что кукла обижается, если ее класть лицом вниз или бросать. Если актер так делает, то она потом «вредничает» – может прямо во время выступления отвалиться рука или голова. Актеры должны обходиться с куклами бережно. Они уже знают, что я в этом плане придирчивая: если мне на реставрацию приносят сильно поврежденную куклу, то я объясняю, что с ней нельзя так обращаться, она может обидеться и напакостить во время представления.

Настоящая радость, когда во время спектакля я вижу, как актер «оживил» мою куклу, как озвучил ее, уловил характер. В этот момент мурашки бегут по коже.

Конечно, и в нашем деле есть сложности. Но самое главное – чтобы работа была в радость, а сложности со временем забываются. Если уж работаю здесь больше 40 лет, значит, я на своем месте».

Все интервью